Login

Register

Login

Register

75 лет отдаляют нас от определяющего в мировой истории рубежа, обозначенного датой Победы в войне, нареченной Великой Отечественной. Не меркнет память об этой невиданной трагедии, развернувшейся на земле нашей, и не меркнет она потому, что, быть может, впервые в истории огромный народ сражался не только за землю свою, за пространство жизни, но прежде всего – за самое жизнь. Непостижимым образом это чувство стало всеобъемлющим и породило веру. Абсолютную, жертвенную веру в победу. Ту праведную веру, которая оказалась сильнее самой чудовищной и враждебной реальности, сильнее всех научно уготовленных расчетов, предвиденных итогов и вражеских действий, породивших миф о непобедимости. Развеян миф. Ценой неимоверных усилий и невиданных жертв. Война сняла свою страшную жатву кровью и слезами. Но взамен одарила священным чувством непобедимости опоры на духовное народное единство. Чувство это явилось вопреки парадоксам трагической напряженности нашей предвоенной жизни, как осознание высшего рубежа всеобщего ответа на вызов истории.

О традициях концертного исполнительского искусства и их разрывах, об аутентичных исполнительских практиках как расширении «интерпретационного поля» нашей современности и о ностальгии по романтизму, о поставангарде как «ретро-стиле» — об этом и многом другом рассуждает Алексей Любимов в беседе с Владимиром Чинаевым.
75 лет отдаляют нас от определяющего в мировой истории рубежа, обозначенного датой Победы в войне, нареченной Великой Отечественной. Не меркнет память об этой невиданной трагедии, развернувшейся на земле нашей, и не меркнет она потому, что, быть может, впервые в истории огромный народ сражался не только за землю свою, за пространство жизни, но прежде всего – за самое жизнь. Непостижимым образом это чувство стало всеобъемлющим и породило веру. Абсолютную, жертвенную веру в победу. Ту праведную веру, которая оказалась сильнее самой чудовищной и враждебной реальности, сильнее всех научно уготовленных расчетов, предвиденных итогов и вражеских действий, породивших миф о непобедимости. Развеян миф. Ценой неимоверных усилий и невиданных жертв. Война сняла свою страшную жатву кровью и слезами. Но взамен одарила священным чувством непобедимости опоры на духовное народное единство. Чувство это явилось вопреки парадоксам трагической напряженности нашей предвоенной жизни, как осознание высшего рубежа всеобщего ответа на вызов истории.
Принято думать, что наше время лишено больших творческих открытий. Сегодня мало кто догадывается, сколь удивительно, многообразно и богато бесценными творческими озарениями переживаемое время! Столь непохожие друг на друга, они вспыхивают, как сверхновые звёзды, освещая неизведанные дали организованного сонорного мира — Музыки. О появлении одной из самых необычных, красочных и завораживающих «звёзд» мы спешим сегодня рассказать нашим «первооткрывателям»-пианистам.
Однажды в диалоге с Дмитрием Александровичем Башкировым мы отметили, что многое в интерпретациях его воспитанника Станислава Юденича кажется новым, особенным, необычным. Маэстро оживился: «Знаете, однажды мой знаменитый зять, Даниэль Баренбойм послушал Юденича и сказал: «Он мне понравился не во всем. Кое с чем я категорически не согласен. Но вот ведь что: я не могу забыть его исполнение!». После одного из таких незабываемых выступлений с пианистом встретилась Марина Аршинова, а итогом встречи стал предлагаемый читателям монолог артиста.

В четвертом номере «PianoФорум» за 2018 год помещено пространное интервью с Юрием Мартыновым — мультиинструменталистом, блестящим знатоком и мастером воплощения стилей музыкальной эпохи «до фортепиано». Там речь идет о так называемой «аутентике» (термин А. Любимова, удачно заменивший не слишком удачный «аутентизм») — могучем течении в современном исполнительстве, устремленном к реконструкции «исторического» звучания произведений разных эпох, но прежде всего — эпохи барокко-рококо и раннего классицизма. В центре обсуждения Мартынова клавесин и, быть может, важнейшим итогом размышлений музыканта стала попытка обоснования целесообразности аутентики в ситуации, когда огромный и ценнейший пласт наследия оказывается перенесенным в другую инструментальную сферу. Естественно, в нашем журнале мы обсуждаем лишь ту часть аутентики, которая скоординирована с нашим инструментом (шире — с нашим инструментарием). В стороне остается все, связанное с инструментально-ансамблевым наследием, с оркестром, оперой, словом, — все, что за пределами отношения «клавесин — рояль».

Новости

Первоначально звание «рекордсмена» принадлежало году нынешнему, но в связи с пандемией состязания пианистов объявили о переносе на 2021 год. Объединившись с плановыми событиями-2021, они образовали "великолепную двадцатку".

Портрет

Среди музыкантов, родившихся во второй половине XX века, Пьер-­Лоран Эмар выделяется своей многоликостью, впечатляющим многообразием интересов, нестандартным подходом к выбору репертуара, активной просветительской позицией. Эксперимент, приключение, необычный опыт — это его стихия. Он выступает с академическим репертуаром, исполняя классику и сочинения композиторов XX века, успевшие стать классикой.

Персона

О традициях концертного исполнительского искусства и их разрывах, об аутентичных исполнительских практиках как расширении «интерпретационного поля» нашей современности и о ностальгии по романтизму, о поставангарде как «ретро-стиле» — об этом и многом другом рассуждает Алексей Любимов в беседе с Владимиром Чинаевым.

Новости

Премия присуждена в категории «Инструментальное исполнительство» за диск из произведений Дмитрия Шостаковича: 24 прелюдии ор. 34 и Сонаты для фортепиано №№ 1, 2. Это релиз Hyperion CDA68267

Событие

75 лет отдаляют нас от определяющего в мировой истории рубежа, обозначенного датой Победы в войне, нареченной Великой Отечественной. Не меркнет память об этой невиданной трагедии, развернувшейся на земле нашей, и не меркнет она потому, что, быть может, впервые в истории огромный народ сражался не только за землю свою, за пространство жизни, но прежде всего – за самое жизнь. Непостижимым образом это чувство стало всеобъемлющим и породило веру. Абсолютную, жертвенную веру в победу. Ту праведную веру, которая оказалась сильнее самой чудовищной и враждебной реальности, сильнее всех научно уготовленных расчетов, предвиденных итогов и вражеских действий, породивших миф о непобедимости. Развеян миф. Ценой неимоверных усилий и невиданных жертв. Война сняла свою страшную жатву кровью и слезами. Но взамен одарила священным чувством непобедимости опоры на духовное народное единство. Чувство это явилось вопреки парадоксам трагической напряженности нашей предвоенной жизни, как осознание высшего рубежа всеобщего ответа на вызов истории.

Событие

Накануне дня рождения Олега Молчана (11.04.1965 – 26.10.2019) 6 апреля 2020 года в конгресс-зале «Барселона» отеля «Виктория Олимп» состоится презентация новых дисков известного белорусского композитора и музыканта.

Образование

Что мы знаем об Александре Ильиче Зилоти? Родственник С. В. Рахманинова, некоторые свои сочинения Рахманинов ему посвятил. Пианист, как будто и дирижировал… Всё! Между тем, Александр Зилоти был выдающимся музыкантом своего времени, времени расцвета русской музыкальной культуры конца XIX — начала XX века.

Событие

В настоящее время в Москве на студии «СинеЛаб» осуществляется запись нового альбома Натальи Чайковской. Совместно с композитором работает команда профессиональных звукорежиссеров - творческим процессом руководит опытный саунд-продюсер Дмитрий Зимин. Команда имеет большой опыт успешной работы, в том числе в рамках проектов открытия музыкальныхфестивалей Ю. Башмета в Нижнем Новгороде и Ярославле; Московского пасхального фестиваля В. Гергиева;сотрудничества с Государственным академическим Большим театром России и др.

Событие

Российское авторское общество (РАО) не увидела нарушения авторских прав в репертуаре музыкального фестиваля «Viola is my life». Общественная организация и представители мероприятия достигли консенсуса в ситуации, активно обсуждаемой на странице фестиваля в Facebook.

Персона

Общеизвестный факт: судьба петербургских пианистов всегда складывается тяжелее, нежели судьба их московских коллег. Им сложнее заявить о себе на всех начальных стадиях становления музыканта, позднее — пробиваться и уж тем более побеждать на больших конкурсах, которые проводятся в России. Те же проблемы сопровождают петербуржцев и в их концертной жизни: массового десанта питерских пианистов в залах страны не наблюдается. Пропорция присутствия на сцене мастеров фортепиано из Питера и столицы весьма и весьма неравномерна.
Поэтому услышать в Москве Мирослава Култышева, победителя XIII Конкурса имени Чайковского, — большая удача для его поклонников. За последние несколько лет в столице он выступал не чаще одного раза в год, в основном — с оркестрами. И вот в сентябре, в Международный день солидарности журналистов он стал участником церемонии вручения премии «Камертон» имени Анны Политковской, которая традиционно проходит в Большом зале Московской консерватории и сопровождается концертом наших выдающихся музыкантов. Мирослав в дуэте с другим триумфатором того же конкурса, скрипачом Никитой Борисоглебским, исполнил программу из произведений Бетховена, Вагнера, Брамса.
Беседа с Мирославом вновь привела к мысли, что гармоничность человеческого облика музыканта — далеко не последний фактор убедительности исполнения им любой программы. Интеллект, аристократичность манер, душевная теплота, утонченность и глубина эмоций — все эти качества, присущие Мирославу, неназойливым, но весьма заметным обертоном пронизывают и его игру, воздействуя на слушателя возвышающим и облагораживающим образом.

Персона

Российские пианисты по своим возможностям универсальны — сыграют вам все что угодно в лучшем виде, но при этом у многих есть то, что называется словом «конек». Это сфера особых личных пристрастий музыканта, в которой совершенствование происходит быстрее и успешнее, чем в других, благодаря любви как наиболее эффективному методу познания избранного предмета. «Коньком» исполнителя, как правило, становится музыкальное направление в целом, на разных концертах представляемое определенными фигура-ми композиторов. В творчестве пианистки Екатерины Державиной наиболее любимых предметов навскидку просматривается три: Бах, Гайдн, Метнер. Естественно, все три гиганта неотделимы от их прекрасных эпох, а также — наиболее близких современников и последователей. Барокко, классицизм, Серебряный век — все эти различные периоды расцвета музыки изучены пианисткой вдоль и поперек и составляют содержание ее изысканных интереснейших концертных программ и многочисленных записей.
Это интервью состоялось по горячим следам концерта в Рахманиновском зале Московской консерватории, на котором Екатерина Державина исполнила музыку периода Французской революции, отобрав для выступления сочинения Гайдна, Моцарта, Дюссека и Нойкомма, то есть композиторов любимого ею классицизма. Фактически программа давала возможность проследить, как одновременно с бурными событиями революции сосуществовала музыка уходящего в прошлое «галантного» века и как в нее исподволь начинали проникать идеи новой, более свободной и демократичной эпохи. С этой темы начался наш разговор. Кроме того невозможно было не расспросить пианистку о других крупных событиях в ее музыкантской биографии: исполнении ею «Гольдберг-вариаций» Баха, всех сонат Гайдна, концертных программ, посвященных музыке Серебряного века, Метнеру, Станчинскому, а также издании дисков с произведениями всех этих композиторов. Еще читателя ждет великолепный рассказ Екатерины Державиной о ее жизни: первых шагах в музыке и профессиональном становлении, учителях и открытиях — как свидетельство прекрасного избранничества, неотвратимо влекущего к осуществлению призвания и скромной просветительской миссии, что всегда было главным в творческой деятельности российского музыканта.