Login

Register

Login

Register

Персона

Денис Кожухин – человек мира. Космополит, отнюдь не безродный. Его родина совершенно конкретно обозначена на карте, как Нижний Новгород. Там начал он своё музыкальное восхождение, приведшее его на Парнас международного и признания, и принадлежания. В 14 лет (в 2000 году) он покидает Россию и перемещается сначала в Испанию, потом в Италию, оттуда – в Бельгию, ощутив себя, наконец, гражданином объединённой Европы. Один из самых блестящих учеников уникального Дмитрия Башкирова, он (подобно Учителю) не порывает с родной страной и конкретно с Нижним Новгородом, где концертирует ежегодно. Его блистательные абсолютные победы в Лиссабоне («Vendome Prize») и Брюсселе (Конкурсе Королевы Елизаветы) открыли ему двери всех престижных залов мира.

После ухода из жизни великой пианистки Татьяны Петровны Николаевой традиция воплощения больших исполнительских проектов (антологий, полных собраний…), представленных от первого лица, в Московской консерватории начала увядать с угрозой сойти «на нет». Михаил Петухов — один из самых блестящих учеников профессора Николаевой — должен быть признан тем, кому удалось сохранить традицию Учителя и длить её на звёздном уровне воплощения. Его недавние экспозиции полного собрания Прелюдий и фуг Д. Шостаковича и всех клавирных концертов И. С. Баха (вкупе с «Музыкальным приношением») — подлинные откровения в круге пианистических событий столицы. Михаил Петухов словно возрождает классический образ музыканта, охватившего целый космос умений, образ, в котором объединились интенсивно концертирующий пианист и композитор, творящий в различных жанрах, снискавший признание и в своей «цеховой» среде, и в широкой аудитории.

Фредерик Кемпф — любимец московской публики. Его имя украшает афиши каждого филармонического сезона, его появления в Москве «системны», его искусство никогда на разочаровывало поклонников, которые ежегодно наполняют Большой зал Московской консерватории — один из самых авторитетных концертных залов России. Фредерик Кемпф — пианист большого дарования. Его искусство совершенствуется и эволюционирует во времени, сохраняя высокую меру профессиональной отточенности.

Почти год назад мы беседовали с Николаем Арнольдовичем Петровым (увы, это случилось перед его роковой болезнью). Одним из лейтмотивов того разговора стал Александр Гиндин. Надо было видеть, с каким восторгом говорил мэтр о своем младшем по возрасту и равном по сути партнере: «Я у Саши увидел и услышал свою фразировку, свое прикосновение, свои туше, звук — забытые вещи». Высокая пианистическая культура, вкус, интеллект и, конечно, артистический блеск и темперамент — качества, равно свойственные Гиндину и предопределившие его успех как у «широкой публики», так и у «знатоков».

В декабре 2011 года праздновал свой юбилей выдающийся исполнитель и педагог, народный артист РСФСР, профессор, заведующий кафедрой специального фортепиано Московской консерватории Сергей Леонидович Доренский. Посвятив всю жизнь музыке, маэстро вписал немало ярких страниц в летопись русской фортепианной школы. Его концерты получали самые восторженные отклики в прессе. Среди воспитанников — блестящая плеяда пианистов: Н. Луганский, Д. Мацуев, Е. Мечетина, П. Нерсесьян, А. Писарев, В. Руденко и многие другие. В одном из интервью Д. Мацуев сказал о профессоре так: «Класс Доренского — бренд мирового уровня». Как бы смело не звучали эти слова, но очевидный и неоценимый вклад С. Л. Доренского в современное музыкальное искусство давно признан во всём мире и вполне заслуживает такой оценки.

Алексею Володину 34 года. Формально он еще не исчерпал «лимит молодости», но de facto является зрелым мастером высочайшего класса, художественный талант и универсальная пианистическая оснащенность которого признаны всем сообществом мирового фортепианного цеха. Он принадлежит к прорастающему поколению «новых русских пианистов», которые обретают свойства мировых звезд и становятся «своими» на планетарном уровне востребованности и творческого присутствия.

Вера Васильевна Горностаева — носитель славы одного из самых блистательных фортепианных педагогов современного мира. Унаследовав дух школы Генриха Нейгауза, она нашла свой путь, свой modus operandi, в основе которого культ индивидуальности. Более полустолетия она воспитывает в стенах Московской консерватории музыкантов — носителей выраженной личностной характерности. Она истинный рыцарь нашего искусства — «без страха и упрека», — творческая личность, включенная в тектонический ритм общественной жизни, один из лидеров в деле созидания пространства Культуры в России ХХ–ХХI столетий.

Звезда его взошла 40 лет назад, после блистательной победы на конкурсе Листа — Бартока в Будапеште. Деятельность пианиста многогранна и необыкновенно плодотворна: сольное и ансамблевое исполнительство, педагогика, организация фестивалей и просветительство. Живя последние десятилетия в США, Николай Сук не порывает с родной Украиной, посвящая творческие усилия строительству культурного пространства нового государства.

Денис Мацуев — имя, не сходящее с афиш, возвещающих его выступления в престижных залах различных стран мира. Он принадлежит к самым популярным российским артистам нашего времени. Его искусство озарено вдохновением и блеском вершинного виртуозного мастерства. Выпускник Московской консерватории по классу профессора С. Л. Доренского, Мацуев — победитель XI Конкурса имени П. И. Чайковского, вдохновитель и организатор музыкальных фестивалей в далекой Сибири, в Москве и во Франции. В XXI веке он — первый российский пианист, награжденный в 35 лет высшими званиями страны — народного артиста (2011) и лауреата Государственной премии России (2010).

Однажды корреспондент газеты «Stuttgarter Zeitung» задал композитору Дьердю Лигети вопрос: «Если бы перед тем, как отправить Вас на необитаемый остров, Вам предложили бы взять с собой один-единственный диск, что бы это было?». Лигети ответил: «Бах в исполнении Королева. Даже страдая от голода и жажды, я бы слушал его снова и снова, и так до последнего вздоха». С этого сенсационного для того времени заявления начинаются обычно все публикации о выдающемся русском пианисте. И я не нарушаю принятого обычая — тем более, что оба имени связаны для меня особым обстоятельством. Я впервые услышал Евгения Королева в 1993 году в Гамбурге, в концерте, который тот дал по случаю 70‑летия Лигети. Живя с 2003 на два дома, в Санкт-Петербурге и Гамбурге, я стараюсь не пропускать выступлений этого артиста.

Эта встреча и диалог с Николаем Арнольдовичем Петровым произошли 7 мая 2011 года в его доме на Николиной Горе, что под Москвой. Маэстро был полон сил и с увлечением рассказывал о своих начинаниях и планах на ближайшее время и более долгосрочных. Созидающая воля этого замечательного артиста и общественного деятеля всегда приводила к воплощению интереснейших замыслов. Трудно выразить словом чувство сожаления по поводу тяжелой болезни, настигшей Николая Арнольдовича через несколько дней после нашей встречи с ним. Стала очевидной невозможность реализации в объявленные сроки целого ряда идей, обозначенных Петровым. Однако мы решили сохранить весь объем текста беседы и всю информацию о творческих планах артиста, чтобы представить образ этой выдающейся творческой личности, образ энергии артистической деятельности, естественно присущей Николаю Петрову. Он ушел от нас 11 августа 2011.

17 лендлеров D. 366 Шуберта, Вторая соната для фортепиано h-moll, ор. 61 Шостаковича в первом отделении; его же прелюдии и фуги h-moll и D-dur ор. 87 и Соната D-dur D. 850 Шуберта во втором. Такова неординарная, исполненная глубокого смысла программа, сыгранная Борисом Петрушанским в Москве 13 января 2011 года. Добавим, сыгранная блестяще и на едином дыхании. Два, казалось бы, далеких мастера соединились мириадами незримых нитей; два мира стали единым звуковым пространством, а два отделения — неким сверхсочинением, преодолевающим привычные границы восприятия.
Говоря о Борисе Петрушанском, его друг и соученик по классу Льва Николаевича Наумова, композитор и пианист Александр Чайковский отмечал «страстность, горячность и, одновременно, жесткий самоконтроль, умение прожить на эстраде каждую интонацию». Несколько десятилетий спустя можно лишь согласиться с этими словами. В искусстве Петрушанского гармонично сочетаются экстравертность, концертность — и глубина сосредоточения, интеллектуальный накал.