Login

Register

Login

Register

Мысли о Бетховене. Российские пианисты об исполнении фортепианных сочинений Л. ван Бетховена.

Дата публикации: Май 2010
Мысли о Бетховене. Российские пианисты об исполнении фортепианных сочинений Л. ван Бетховена.

Составители Б. Бородин, А. Лукьянов. М, «Классика XXI», 2010. — 144 с. Тираж 2.000 экз.

Замечательное учебно-методическое пособие примыкает к известной серии «Как исполнять…». Первый раздел — мысли великих пианистов и педагогов о стиле Бетховена, особенностях его музыкального языка; раздел внутри раздела — бетховенский пианизм в целом.

Вторая часть — высказывания об отдельных сочинениях: среди них все фортепианные сонаты, несколько вариационных циклов, отдельные пьесы и фортепианные концерты. Конечно, сонаты в разной степени присутствуют и в исполнительской практике, и в учебном процессе; тем не менее, составители не забыли ни одну из них (другой вопрос, что выбрать яркие высказывания о сонатах «второго ряда» гораздо сложнее).

Среди «авторов» сборника — А. Рубинштейн и А.  Гольденвейзер, С. Фейнберг и Г. Нейгауз, Л. Николаев и Н. Голубовская, К. Игумнов и Л. Оборин, М. Юдина и М. Гринберг, Н. Перельман и Г. Гинзбург, С. Рихтер и Э. Гилельс. Симпатию вызывает как сам принцип подбора цитат (читатель не только вовлекается в диалог с авторами, но и становится свидетелем их незримого, воображаемого общения), так и включение высказываний, которые сейчас воспринимаются, как минимум, скептически. Очевидно, целью издателей было не составить «иконописный» ряд бетховеноведов и –любов, а показать мысль о Бетховене в развитии, живом процессе. Таковы, к примеру, слова А. Рубинштейна о Багателях ор. 119 и 120: «Первая тетрадь ничего особого не представляет; он их писал для издателя, для публики, для массы… Вторую тетрадь он написал совершенно глухим. В ней есть странные вещи, заключается нечто особенное и одному Бетховену свойственное».

«Можете меня презирать, ненавидеть и проклинать — но я отказываюсь от Бетховена. Ибо я еще не смею его играть — я умею смотреть на звезды и планеты, но от Солнца я слепну и в слепом состоянии играть не могу и не смею» (Мария Юдина).

«Если пианист за свою жизнь сыграл всего три-четыре сонаты Бетховена, нельзя ждать от него творческого исполнения великого мастера. Для того, чтобы понять, знать, проникнуться духом композитора, овладеть его стилем, нужно терпеливое и вдохновенное изучение его творчества в целом» (Григорий Гинзбург).